?

Log in

No account? Create an account
джонни

Что-то странное под названием жизнь.

Жизнь прекрасна и удивительна!

Previous Entry Share
моя музыка, моя судьба, моя жизнь
контакт
drangetta
С музыкой меня связывают тесные и плотные отношения с самого детства. В музыкальной школе я оказалась с 5-ти лет, хотя всех детей брали только с 6-ти. Моя учительница по музыке, которая вела меня по классу фортепиано, жила этажом ниже нас, так что кроме 4-х раз в неделю (каждый раз по 2 часа) которые я проводила в музыкальной школе, ещё 2 раза я обязательно наведывалась к ней домой. Вернее, моя мама наведывала меня к ней. Как бы под видом (для меня) поиграть с её сыном. Но примерно через пол часа строгая мама Вовочки (и моя учительница по музыке по совместительству) объявляла нам, что игры закончены, и пора заниматься делом. Вовочка уныло плёлся гулять с бабушкой. А я садилась наяривать гаммы и учить-разучивать программу на целый год вперёд. Благодаря таким плодотворным хождением в гости к Вовочке я перепрыгнула сначала через 1 год, а потом ещё через один. Друзьями с Вовочкой мы так и не стали, зато я закончила музыкальную школу намного раньше, чем это обычно принято делать. Я была ещё в том нежном возрасте, когда внимание и контроль родителей был довольно-таки стабильным, и его сложно было ослабить вольностями и юношеским максимализмом. Поэтому я не могла пропустить ни единого занятия по фортепиано, хору и сольфеджио. И поэтому из моих занятий музыкой мне сильнее всего въелись в память постоянные крики, до звона в ушах, вовочкиной мамы, лёгкое чувство рвоты при мысли о сольфеджио и музыкальных диктантах, критическая неприязнь к острым ногтям с алым лаком (вы уже догадались, кто обычно носил такой маникюр), детский страх перед роялями (именно за роялями мы сдавали ежегодный экзамен для перехода на следующий год), отвращение к раскладывающим креслам, набитым поролоном и обтянутым дерматином (именно такие стояли повсюду в музыкальной школе, – дырявые, с трухлявой жёлтой «начинкой», и изрисованные цветными ручками).

Ах да, это же была музыкальная школа. А не художка и не кружок по шахматам ( от которых остались сродние ощущения).

Так что о музыке? За эти годы, проведённые в музыкальной школе и в гостях у Вовочки, я научилась превосходно читать с листа – т.е. открывать ноты и практически сразу играть произведение. У меня был слух – хотя это, наверное, врождённое. Ммм, что ещё… Выражение «могучая кучка» вызывала у меня глубочайшее уважение. И, да, я ещё долго после окончания музыкальной каторги могла сыграть по памяти несколько достаточно длинных сонат. Пожалуй, это всё. Я никогда не наслаждалась музыкой. Я была абсолютно безразлична к ней. К этому набору звуков, которые гармонично сливаются в доинные мелодии. Холодно безразлична, как рабочий, собирающий электрические чайники на конвейере. Но музыка меня никогда и не раздражала. Я не испытывала ровным счётом ничего, играла ли флейта, губная гармоника, гавайская гитара или лондонский симфонический оркестр. Я лишь проникалась глубочайшим уважением к людям, которые посвятили свою жизнь тому, что им предначертано и которые делали это с таким мастерством и умением. При этом, я прекрасно понимала, какую огромную положительную нагрузку могли принести занятия музыкой. Но я их игнорировала. Я давала себе отчёт в том, что прослушивание шедевральных классических произведений может принести не только потрясающие результаты в запоминании, но и просто расслабить. Но и это я постоянно откладывала на потом. Я даже отказалась от привилегии играть в музыкальном кружке, когда поступила в свою военно-морскю академию (а ведь это сулило множество «зачётов» и хорошо сданных экзаменов на годы обучения вперёд).

Откладывала на потом придумывала отмазки, поводы и сотни причин до тех пор, пока не познакомилась с одним человеком. Да, это романтическая история, подёрнутая самой глубоко грустью. Этот человек в прошлом был музыкантом, однако его настоящее занятие, когда мы познакомились, не было связано с музыкой. Однако музыкой он остался одержим, болен. Он мог часами говорить о концертных записях, инструментах, пассажах, гитарных переливах, трелях флейты. Он мог часами играть на электрогитаре, сидя в полной темноте, с закрытыми глазами. Тогда было видно, что он далеко отсюда. Он брал круглый крутящийся стул для пианино, садился сам, усаживал меня на колени, брал мои руки и клал их на клавиши. Сначала просил сыграть что-то простое, для забавы. А потом что-то сложнее. Небыстрое. Я никогда не любила барабанить по клавишам. Потом он открыл для меня испанские мотивы. И когда я уже достаточно хорошо разобрала одну серенаду, он незаметно начал аккомпанировать мне на гитаре. И когда звуки фортепиано и звуки струн слились в едином музыкальном порыве, внутри меня прорвало дамбу. Это было похоже на шумный поток эмоций, которые звенели на пределе моих нервов. Это была секундная потеря сознания, потеря контроля, а потом – неописуемое блаженство, которое разлилось вокруг настоящим всплеском энергии и счастья. И тогда я впервые почувствовала музыку. Я стала её чувствовать. Я ощущала, что сделала огромное открытие себя, неведомой стороны, зазеркальной страны, которая с того момента стала открываться передо мной всё новыми и новыми цветами.

А потом мы попали в аварию. Он не играет больше на электрогитаре. Он не говорит с увлечённостью о том, как появился power rock и в чём различия между творчеством Manowar и группы Halloween. Он вообще больше ничего не делает. Слепым и без рук его оставил мокрый грунт, резкий поворот и грузовик с песком и плохими креплениями груза. Но я, к счастью, могу и продолжаю играть. Ему не надо просить меня делать это, мы посвящаем музыке практически всё свободное время (свободное от судебных дел, больниц, травматологов, психотерапевтов, реабилитационных центров и инвалидных кресел). И я продолжаю открывать для себя музыкальный мир, который множится и переливается, и делится с нами своим ослепляющим великолепием. Если бы несколько лет назад мне задали вопрос, смогла бы я обходиться без музыки, я бы рассмеялась. А теперь, музыка не просто – помощь. В порыве музыкального откровения, когда я играю для него, я думаю, что мы оба забываем о том, что случилось и о том, что моему фортепиано никогда больше не будет аккомпанировать гитара. Самое главное, что эти звуки струн есть у него в голове. А чёрно-белые клавиши, классика, джаз или народные мотивы - та музыка, которую я создаю своей игрой, делает нас с ним единым.



Эта статья участвует в конкурсе "Мои музыкальные открытия за последние несколько лет"

Время проведения конкурса: с 5 декабря по 5 января 2012 г. включительно.

I место - 5000 рублей + Скидочный Купон "80%"


II место - 3000 рублей + Скидочный Купон "60%"

III место - 1000 рублей + Скидочный Купон "50%"

Организаторы конкурса:


www.rusoul.ru - Журнал "Слагаемые Успеха в online и offline"


www.pobeda.info - Центр интеллектуальных технологий